Вы находитесь здесь: Главная > Дети > Особенности аренды жилья в Израиле

Особенности аренды жилья в Израиле

Моя семья живет в Израиле на съемной квартире, или, как здесь принято выражаться, на схируте (милое слово, правда?). Схерить (схерачить?), то есть, простите, снять эту квартиру было не так уж просто. Вопрос упирался вовсе не в деньги, а в отличающееся от России поведение арендодателей и мелкие местные особенности. Из тех проблем, которые мне приходилось решать (как и каждому новому израильтянину), аренда жилья оказалась едва ли не самой сложной.

Первые два года в Израиле наша семья прожила в киббуце. Там была замечательная экология, прекрасные люди, а о жилье договорился «Сохнут», пока мы еще были в России. Когда мы решили перебраться из киббуца в город, самым простым решением, как нам казалось, было найти риелтора в нужном нам городе, желательно русскоязычного: да, заплатить лишних денег, зато переложить ответственность на плечи профессионала. Ведь если действовать самостоятельно – размышлял я – легко нарваться на какого-нибудь хозяина-жулика, попасть в «плохой» район или еще как-нибудь испортить себе жизнь.

Если израильтянину нужно получить деньги, языковой барьер ему не помеха

Я почему-то представлял, что квартирный маклер будет возить меня по разным домам, показывая варианты. «Ага! Ты что, из Москвы приехал?». За два месяца поисков маклер нашел и показал мне 1 (одну) квартиру. В общем-то неплохую: разве что цена мне показалась несколько высоковатой по сравнению с тем, что я видел в газетных объявлениях. На мой вопрос «А мог бы я посмотреть что-то еще?» риелтор отвечал: «Сейчас лето, нормальных квартир на рынке нет». И расхваливал ту единственную. Когда время начало поджимать, маклер проделал финт ушами. Он позвонил и сказал, что из беззаветной любви к нашему семейству он выбил у хозяина квартиры скидку, так что за год аренды наша экономия составит 2400 шекелей, но, правда, половину этой суммы нужно будет прибавить к его комиссионным: ведь он трудился, не покладая рук, чтобы снизить цену специально для нас. Это привлекательное предложение меня почему-то насторожило. Маклер настороженности не почувствовал и продолжил страдать альтруизмом. Он предложил подъехать к нам домой с готовым договором и ключами, но, естественно, прямо сейчас. Ехать нужно было 150 километров в одну сторону. Аттракцион безграничной щедрости стал мне казаться все подозрительнее, и я отказался от услуг маклера вообще, решив искать квартиру самостоятельно.

Пользовался я вот этим сайтом. Обзванивал, договаривался, подъезжал, смотрел. Начну с хороших новостей. При попытках съема меня никто не дискриминировал по языковому признаку. Иврит у меня был очень далек от идеала: задавать вопросы, составленные с помощью словаря, было проще, чем понимать то, что же мне ответили. Но, если израильтянину нужно получить деньги (а сдать квартиру – один из способов это сделать), языковой барьер ему не помеха. Он заговорит на прекрасном английском, найдет знакомого русскоязычного – в общем, разберется.

Ладно, пора заканчивать с хорошими новостями и переходить к национальным особенностям, заморочкам и нюансам израильского схирута.

Цифра, указанная в объявлении о сдаче квартиры в аренду, вероятнее всего, не включает в себя арнону – городской налог на недвижимость. Платить арнону будет, разумеется, не хозяин, а квартиросъемщик

Небольшой нюанс. Число комнат в квартире израильские арендодатели считают так, как им самим кажется правильным. Поэтому в трехкомнатной квартире из одного объявления может оказаться больше комнат, чем в четырехкомнатной из другого. В счет может быть включена (или не включена) кухня. А возможен вариант, что в квартире вообще нет кухни, а часть гостиной занимает так называемый «кухонный уголок». Кто-то скромно посчитает кладовку за половину комнаты, и в объявлении так и будет написано – «3,5 комнаты». Кто-то решит, что это целая комната, а кто-то вообще не примет ее в расчет.

Аренда квартир в Израиле стоит в районе 3000 шекелей в месяц (1 шекель сейчас равен примерно 20 рублям). В славном городе Тель-Авиве – в районе 5000 шекелей в месяц. Это, разумеется, очень приближенно: просто, чтобы дать представление о масштабе цен. С ценами тоже есть нюанс. Цифра, указанная в объявлении о сдаче квартиры в аренду, вероятнее всего, не включает в себя арнону – городской налог на недвижимость. Платить арнону будет, разумеется, не хозяин, а квартиросъемщик. Я, например, плачу около 900 шекелей каждые два месяца.

В многоквартирных домах еще нужно платить деньги в «ваад байт» (в переводе на советский – домком, домовой комитет). Сумма зависит от дома, но редко превышает 100 шекелей в месяц. Эти деньги тоже платит квартиросъемщик. Коммунальные услуги – тоже он, разумеется.

Мы искали квартиру с мебелью. Такие попадались редко. Самый частый вариант – когда в квартире есть кухонная мебель и кондиционер (этого слова нет в израильском диалекте русского языка: здесь все говорят «мазган»), а никакой другой мебели нет. И все же мы нашли квартиру, полностью обставленную мебелью. Далеко не новой, не самой красивой, но все-таки. Но оказалось, что хозяин оформляет договор аренды только через риелтора, (правда, риелтору платит именно он). «Риелтор тоже русский, – обрадовал нас хозяин. – Вы с ним легко договоритесь».

Вопрос о гарантах задавали все. Некоторые после этого обещали перезвонить. Разумеется, не перезванивали

И мы с женой отправились договариваться. У риелтора было русское имя, ашкеназская фамилия, но по-русски он не говорил: то ли не хотел, то ли родился уже в Израиле, а родители не научили. Первым делом он попросил у нас с женой зарплатные листки (на иврите – «тлуши») за последний год. Пришлось ему объяснить, что я – индивидуальный предприниматель, и у меня в принципе не бывает зарплатных листков, так как нет зарплаты. Но я могу ему показать мой банковский счет через интернет-банкинг. И еще у меня есть небольшая денежная заначка, привезенная из России. Риелтор спросил, есть ли у нас двое гарантов, способных за нас поручиться. Я объяснил, что в стране мы недавно. Кроме мамы-пенсионерки никакой родни у меня в Израиле нет. «Нет, пенсионерка не подойдет. – сказал риелтор. – Кто-нибудь еще. Кто гарантирует, что заплатит за вас, если вы сами не сможете платить?». Я сказал, что таких знакомых у меня нет, но я сам смогу платить. Риелтор пообещал поговорить с хозяином квартиры и перезвонить. Через два дня я позвонил ему сам и услышал, что моя платежеспособность вызывает сильные сомнения, а потому квартиру мне не сдадут.

Поиски продолжались. Во всех остальных квартирах (уже без мебели) мы с женой общались непосредственно с хозяевами, без посредников. Вопрос о гарантах задавали все. Некоторые после этого обещали перезвонить. Разумеется, не перезванивали. Некоторые соглашались обойтись и без этого. Кроме стандартных вопросов в каждом случае повторялась еще одна деталь: у хозяина (хозяйки, хозяев) квартиры звонил сотовый телефон, и выяснялось, что кто-то прямо сейчас хочет снять эту квартиру не глядя, но хозяин/хозяйка/хозяева уступит/уступят ее, разумеется, нам, а не этому «кому-то», так как мы такие милые и понравились ему/ей/им с первого взгляда – только нужно немедленно заплатить задаток и подписать договор.

Давить на покупателя здесь, наверное, учат в детском саду (при случае надо будет спросить об этом у младшей дочери). Но у меня почему-то неправильная реакция: чем сильнее меня прессуют продавцы, тем больше у меня возникает сомнений, и тем больше мне хочется оттянуть момент принятия решения. Перенести его на завтра, например. Ну, ладно: «давайте мы с женой полчасика погуляем, подумаем, а потом вернемся и скажем».

Самыми сговорчивыми оказались хозяева, сдававшие жилье, в которое еще рано было въезжать (при этом в объявлении обычно стояло «заселяться можно немедленно»). В одном случае (это была не квартира, а отдельный дом, очень милый и приятный) хозяин у нас на глазах разводил белила, чтобы начать делать ремонт. И мне плохо верилось, что он этот ремонт успеет закончить за те немногие дни, которые остались у нас в запасе (тем более, получив задаток, он потерял бы стимул куда-то торопиться). Во втором случае, придя смотреть квартиру (пять комнат, первый этаж дома целиком), мы обнаружили в ней типичную ортодоксальную семью: папа, мама, штук 8-10 детей. Хозяйка клялась, что за три дня семья съедет и вообще уедет в свой Бруклин, но это у нее выходило как-то недостаточно убедительно…

Ситуация была уже совсем критической: до времени нашего выезда из киббуца оставалась неделя. И тут мне наконец повезло. Просто повезло. Мне попался человек, владеющий несколькими квартирами и сдающий их внаем. То есть не любитель-арендодатель, а профессионал, у которого нет лишних заморочек и которому нужно, чтобы жилплощадь работала и приносила деньги. Квартира, которую он сдавал, меня всем устраивала, как и цена аренды. И мы договорились.

Хозяин квартиры может потребовать дать ему еще несколько чеков, чтобы заплатить твои долги за воду, электричество, арнону, если вдруг ты съедешь с квартиры, не сделав этого

Сейчас опять пойдут нюансы. Чуть ли не все квартиры в Израиле сдаются официально. Странно, да? Арендодатели предпочитают брать плату за квартиру не наличными, а чеками и на год вперед. Год – стандартный срок сдачи квартиры в аренду. Найти квартиру, сдаваемую на меньший срок, крайне сложно. Есть посуточная аренда, но это отдельный рынок, со своими ценами и правилами. Квартира для жилья сдается/снимается ровно на год, а дальше договор может продлеваться каждый год еще на год. Ты отдаешь хозяину квартиры чеки с заранее проставленными датами, и каждый месяц с твоего банковского счета снимается плата за квартиру.

Кроме этих чеков хозяин квартиры может потребовать дать ему еще несколько чеков без указанной в них суммы, но с указанным получателем: чтобы заплатить твои долги за воду, электричество, арнону, если вдруг ты съедешь с квартиры, не сделав этого. А также «чек битахон», то есть гарантийный чек. Он может быть на сумму в 10-15 тысяч шекелей, а то и больше. Мне повезло: мой чек выписан на скромную сумму в 6000 шекелей.

Считается, что гарантийный чек нужен для того, чтобы хозяин смог погасить ущерб, если злодеи-жильцы сделали что-то нехорошее с его квартирой, а сами выехали. Разумеется, любой здравомыслящий хозяин, когда настанет срок окончания ваших с ним товарно-денежных отношений, постарается вам этот чек не возвращать. Предлог для этого он найдет, не сомневайтесь. Дальнейшая судьба денег (а ваш чек с точки зрения арендодателя мало чем отличается от наличных денег) зависит от ваших способностей играть в финансово-юридические игры. Адвокат и суд по мелким искам вполне могут оказаться частью этих игр. Я свои способности еще не проверял. Время покажет.

Итак, мы с женой и хозяин квартиры подписали многостраничный договор на непростом языке. Расставание с кучей денег (пусть и с отсрочкой исполнения приговора) немного скрашивали 100 квадратных метров общей площади (такого у меня еще не было), кипарисы за окном и успешно справлявшийся с летней жарой мазган. Я обходил комнату за комнатой, которые еще только предстояло заполнить мебелью и прочим барахлом.

  • Digg
  • Del.icio.us
  • StumbleUpon
  • Reddit
  • Twitter
  • RSS

Комментарии закрыты.